Tao Vinchenso la Ronar
Пейте валерианку, как я прописал, и ни о чем не беспокойтесь, мой дорогой друг. (с)
Тихо шелестело море, вдалеке кричали чайки, солнце блестело, пуская по воде солнечных зайчиков. День начался как обычно. Хотя было в этом «обычно» что-то свое, необычное и завораживающее. Адриан проснулся в прекрасном настроении. Его глаза блестели азартом, когда док предложил сходить к морю. Радость мальчишки была заметна, еще когда они только подходили к пляжу. Ченз улыбнулся, наблюдая за, носящимся по кромке воды, босоногим парнишкой. Сам он сидел на песке и любовался радостью Адриана. Казалось даже, искрящиеся на солнце брызги, что поднимал парнишка, и были искристым чистым восторгом от прогулки. Это не могло не радовать самого Винчензо.
Домой они возвращались через парк. В кафе на пляже док купил мороженое, и теперь Адриан лакомился прохладной сладостью. Наблюдая за ним, Ченз не мог скрыть улыбку. Видеть его таким живым и активным было крайне необычно. Но это было действительно приятное зрелище.
Солнце пробивалось сквозь зеленый покров листвы, пели птицы. В этот короткий миг весь окружающий мир казался придуманной для него сказкой.
Тихо вздохнув, Ченз смотрел на отдыхающего в камере Адриана. Мягкие пряди аккуратно обрамляли тонкое личико, бледная кожа, казалось, светилась каким-то неземным волшебным светом. Желание коснуться темного шелка, почувствовать кончиками пальцев нежность каштановых прядей было велико. Но это было невозможно. Так же невозможно, как и коснуться луны, глядя на ее серебристый диск на темном небе. Оставалось лишь молча смотреть, любоваться и представлять себе его улыбку, его смех, радость…
Что его может порадовать? Что может заставить его глаза сиять от счастья? Каким бы он был, будь просто человеком? Нахмурившись, Ченз отошел от капсулы, привычно складывая руки на груди. С чего это он вдруг решил, что Адриану понравится море? Или парк, птицы, мороженное… Как самонадеянно и глупо. Он сам должен решать, что ему нравится, а что нет. Если улыбаться, то естественно, искренне. Если смеяться, то от счастья, потому что хочется. Нельзя навязывать свою волю другим. Именно это Винчензо больше всего не нравилось в Кардинале. Да и в Лоуренсе тоже. Каждый по своему, но оба навязывали другим свою волю, свои желания, свои идеи. Чензу это не нравилось. Но приходилось мириться. Мириться с проигранным боем, ради выигранной войны.
Тряхнув волосами, мужчина поправил очки, уверенно направляясь к выходу. У него было еще очень много работы. У него было ради чего бороться. И пусть это его идеи, и его желания, его маленький мир с красивой сказкой, но даже эта нереальная сказка имеет право жить. Жить, чтобы давать силу ее создателю.
Лишь у двери Ченз на короткое мгновение обернулся, ловя очередную иллюзию, созданную прихотливым и таким изменчивым характером хозяина комнат. Легкая чуть печальная улыбка слабо приподняла уголки губ мужчины, прежде чем сталь двери с тихим шелестом скрыла от него и парк, и пение птиц, и легкий запах моря.

@темы: Ченз|Адриан, доктор Ченз